Банальности о терроре-2 // А. Кураев

Тема в разделе 'Авторские статьи', создана пользователем guarantor, 30.04.2013.

  1. Оффлайн

    guarantor пчеловек

    На форуме с:
    05.04.2013
    Сообщения:
    22.371
    Симпатии:
    15.107
    Баллы:
    41
    Банальности о терроре-2

    Десять дней назад диакон Андрей Кураев опубликовал в своем ЖЖ пост об исламе, вызвавший широкую общественную дискуссию и обвинения автора в разжигании межнациональной розни. Кураев согласился дать «Полит.ру» интервью, чтобы подробно разъяснить свою позицию.

    - Отец Андрей, после бостонского теракта вы опубликовали в ЖЖ пост, в котором фактически объявили ислам источником терроризма. Это было довольно радикальное высказывание, и оно многих смутило. Вы действительно считаете, что в исламе изначально заложена некоторая порочность или толерантность к терроризму?
    - Скажем так, меч лежит в колыбели ислама, и забывать об этом не стоит. Его основатель лично водил войска в военные походы, лично принимал участие в 62 сражениях. Мы не можем себе представить Христа или Будду, который с мечом заставляет слушать свои проповеди, а с Магомедом это вполне совместимо.
    В Коране можно найти призывы к миру, но есть и другие... И знатоки говорят, что надо учесть период написания, есть суры мекканские, а есть мединские. Те суры, которые были написаны, когда Магомед был гоним, несут миролюбивые и толерантные призывы. Но когда он получил бразды племенной, государственной власти, интонация изменилась.

    - А можете привести какие-то конкретные тезисы или позиции, свидетельствующие о воинственности ислама?
    - Мое знакомство с исламом привело меня к такому выводу: ислам может быть религией мира только при условии, что он владеет полной монополией в обществе (то есть остальные уже выжиты из города или страны), или же, напротив, если он слаб, и мусульмане живут под контролем светского или христианского государства. Вариант: номинально мусульманское правительство настроено на жесткую секуляризацию жизни (как турецкое правительство в XX веке) и властно говорит: молитесь, но все остальные свои претензии и обиды спрячьте поглубже. Но если реализован идеал мусульманского правления, то есть, если власть теократическая, у власти имамы и муфтии, а у меньшинств нет мощных зарубежно-приграничных защитников, то межрелигиозный мир превращается в призрак: волю Бога вы найдете на кончике моего меча…
    Дело в том, что в идеологии ислама в принципе не заложена идея отделения духовной власти от религиозной. Там нет формулы: «Богу - богово, кесарю - кесарево». Зато есть изначальная установка на глобальный контроль всего и вся. Мир, не принимающий законы шариата, называется «территорией войны», и с ним возможно только временное ситуативное перемирие. Вот и получается, что успешный диалог с миром ислама может осуществляться только с помощью силы и быть принуждением к миру.

    - То есть вы считаете, что надо изменить нынешнюю политику государств по отношению к исламу?
    - Я не занимаюсь выработкой государственной политики, я человек гуманитарный, я верю в силу слова. Я полагаю, что очень важно, чтобы люди сами себя не делали сообщниками исламистских террористов.
    Да, и православный может быть террористом. Библия беззащитна перед самыми экстравагантными толкователями. И психически болящий человек может оказаться в любой этнической и религиозной общине. Дурь может найти на любого.
    Но есть фабрики изготовления дури. Есть конвейеры изготовления террористов. Ежегодно внутри исламского мира производят сотни террористов-смертников, не считая тысяч боевиков-беспредельщиков. Значит, есть соответствующие ноу-хау, позволяющие форматировать их мозги и совести. Есть такие убедительные слова и доводы, что производят пленяющий эффект. И убедительны они именно для мусульманского слуха. И эти убедительно-доходчивые слова включают в себя соответствующий набор цитат из Корана и из исламских авторитетов.
    Есть ли такой конвейер за норвежцем Брейвиком или белгородцем Помазуном? Нет. А про исламский мир хорошо и поименно известно, какие именно книги, медресе и богословские течения приводят к прорастанию именно таких ядовитых ягодок (см. федеральный список экстремистских материалов).
    Да, весьма возможно, что исламский терроризм генерируется в США. Может быть. Но зачем же позволять так собой манипулировать?
    Да, весьма возможно, что это – ответ на насилие, которое Запад несет в исламский мир. Может быть. Но мало ли на земле этносов и культур, испытывающих на себе притеснения и несправедливости? Однако мирных людей взрывают далеко не все из притесняемых. Прессуют всех и вся. В мире тысячи обиженных этносов и социальных групп, но не все из них в ответ взрывают школьные автобусы. Тут уместно вспомнить старый советский анекдот - "Учили-то всех. Но зачем же ты отличником стал?".
    Да, исламский терроризм губит прежде всего самих мусульман. Действительно, гораздо больше от этих ассасинов и бомбистов гибнет мулл и прихожан мечетей, чем «гяуров». Но взрывают-то вовсе не атеисты и даже не христиане. Взрывают и стреляют в мулл люди, которые считают, что Коран они и их тайные учителя понимают лучше, чем теплохладные или еретические (по их мнению) муллы.
    Не надо искать оправдания террору. И надо помнить, что задача террора чисто психологическая: навязывать комплиментарное отношение к своим идеям: «Аплодируйте мне, чтобы не пришли мои крутые пацаны, которые тебе объяснят, почему ты был не прав, когда мне не аплодировал».

    - А что в такой ситуации должно было бы делать мусульманское духовенство? Какой-то выход же должен существовать?
    - Прежде всего я ожидал бы, чтобы они перестали стоять в позе оскорбленной невинности.
    Я хочу, чтобы с миром исламской публицистики сделали то, что сделали с историческим самосознанием немецкого народа. Представляете себе бюргера 1948 года? Он, конечно, громко и публично поносит Гитлера, говорит, что в душе не был согласен с нацистами и периодически аплодировал не так громко, как хотели партайгеноссе, но в целом он убежден, что немецкая культура и история прекрасны.
    В ответ же оккупационные власти и интеллектуальные элиты Германии навязали обществу очень жесткую переоценку: через школы, медиа и университеты они добились того, что феномен нацизма был переживаем немецким сознанием не как несчастный случай, ДТП, а как национальная катастрофа, раковая опухоль, которая проросла из глубин жизни, истории и культуры немецкого общества, и которая пронизала его всю. Здесь все виноваты: не только пивоваренный мюнхенский профсоюз, но даже и немецкие церкви. Пришлось признать, что и на них лежит ответственность за массовые беззакония.
    Когда я говорю, что речь идет о коллективной ответственности, надо понимать, что речь идет не о юридической ответственности, а о нравственной. До той поры, пока мусульманские чиновники говорят «мы к проблеме террора не имеем отношения», от них крайне мало прока в проблеме противостояния терроризму.
    Например, я вижу, что в моем подъезде прорвало трубу. А все чиновники, к которым я обращаюсь, говорят: «Ой, вы знаете, это не ко мне вопрос». Какими бы они ни были хорошими в других отношениях, я понимаю, что в решении моей проблемы этот чиновник ничего хорошего не сделает. Пока он не признает, что это его зона ответственности и полномочия.

    - То есть вы считаете, что ислам должен совершить некий нравственный скачок и признать свои грехи?
    - Да. Пока я вижу, что они только сквозь зубы выдавливают нравственно-негативную оценку террористов. То есть в ответ на требование светских журналистов что-то такое они говорят, но по своей воле и на своих сайтах – молчат. Зато с официальных российских исламских сайтов за последнюю неделю в мой адрес вылилось гораздо больше возмущения от российских муфтиев, чем в адрес братьев Царнаевых...

    - А что можете сказать об официальной позиции православной церкви? Тот же глава Центра географии религий при Синодальном отделе по взаимоотношениям церкви и общества Роман Силантьев, комментируя ваше выступление, заявил, что не надо путать вашу личную позицию и официальную?
    - Для меня огромный вопрос, что такое официальная позиция церкви. Я глубоко убежден, что большинство верующих людей в России, в том числе и из духовенства и монашества, согласны с моей позицией в этом вопросе. И столь же хорошо я понимаю, что с официальной трибуны такая точка зрения никогда не будет озвучена.
    Исторически, канонически и богословски вообще не очень понятно, что такое «официальная точка зрения Церкви» по вопросам, не имеющим отношения к исповеданию нашего собственного церковного вероучения. Тот, кто не согласен с вероучением Церкви, отлучается от нее. А если кто не согласен с «официальной позицией»? Напомню, еще совсем недавно из официальных деклараций нашей Патриархии явствовало, что день 7 ноября важнее, чем день 7 января.
    Последние лет сто каждому последующему поколению становится стыдно за то, какой была официальная позиция его же церкви 30 лет назад…
    Я не претендую на то, чтобы быть официальным спикером, и понимаю, что люди, которые церковь представляют официально, не могут сказать ничего другого, кроме толерантных слов. Что ж – каждому свое….

    - То есть, такая толерантная позиция приводит в тупик? Никто не может указать представителям ислама, как они должны себя вести?
    - Почему не может? В исламе нет идеи отделенности от государства. Поэтому в мусульманских общинах проводить государственную политику гораздо легче, чем в христианских. Если у государства будет жесткая воля и решимость действовать именно так и прогибать их, куда надо, то это принесет плоды.

    - Но «цивилизованные», «толерантные» страны вряд ли спокойно к этому отнесутся?
    - Обратите внимание, что в США, которые являются врагом номер один для мирового ислама, теракты происходят лишь раз в десятилетие. Это заставляет предположить две вещи: либо права конспирологическая версия, и спецслужбы сами устраивают себе взрывы. Либо – и это вторая версия - при всей хваленой демократии в Америке есть жесткий, тоталитарный и реальный контроль над жизнью людей и социальных групп, в том числе религиозных.

    - Существует точка зрения, что активность ислама связана с тем, что это чуть ли не самая молодая религия. Может это просто возрастная болезнь?
    - 1300 лет, какая уж тут молодость? Это снова попытки самооправдания. Возможно, запущенные западной левацкой интеллигенцией.
    Когда говорят, что у террористов нет национальности, это очень смешно. А что это было? Нашествие марсиан?
    Современная гуманитарная наука говорит о том, что человек тесно связан со своим окружением. На него влияют детские впечатления, травмы, стигматы. Как мальчика учили разделять своих и чужих, какая у него во дворе была принята культура драки и прочее.
    Есть связи культурные. Какие книги ты читал? Каким персонажам сочувствовал?
    Есть идентичности, которые человек может даже до конца не осознавать. Вот на этой неделе на российском телевидении модная тема - русские дети, вывезенные в Третий Рейх и усыновленные немцами. Согласно этим телесюжетам, эти вроде бы вполне немецкие старики только сейчас, узнав тайну своих русских корней, начинают вполне понимать самих себя…
    А в семье Царнаевых все очевидно. Лет десять назад мать этих братьев заставила старшего всерьез погрузиться в мир ислама, чтобы он отстал от свободного секса и наркотиков. Учись, мол, сынок, у религиозных людей, плохому там не научат. Старшему брату новое развлечение понравилось, и он стал втягивать младшего. Эволюция была стремительна. Вскоре даже в мечети, в которую ходили в Америке, они стали бунтовать против ее, на их взгляд, излишне толерантного духа. Например, они возражали против празднования дня Мартина Лютера Кинга. Этой нетерпимости они что, у американских газет научились?

    - Коран опасная книга?
    - Только сопровождаемая определенной традицией толкования и перетолкования, она может стать учебником просто веры и просто мира.
    А вопрос о том, кто же «правильно» читает Коран – миролюбцы или взрывники – мне не кажется простым. Потому что тут ответы культуролога и политика могут сильно отличаться. Я не исключаю, что Царнаевы, может, как раз правильно прочитали Коран. Вполне может быть, что именно их прочтение адекватно историческим истокам их религии. Но нам не хочется в это верить. Поэтому я и говорю, что политически-нужное прочтение Корана это одно, а исторически-достоверное может с ним совсем не совпадать.
    В любой исторической религии есть богословие любви и есть богословие ненависти. Мы в этом смысле является заложниками борьбы между этими направлениями в каждой из религий.
    Мои критики спрашивают меня – «разве Ислам призывает к убийствам безвинных людей?». А зачем об этом спрашивать меня? Вы Царнаева спросите и других исламистов. Я же просто считаю, что раз исламистский террор есть – значит, наставники этих бомбистов нашли соответствующие цитаты и аргументы. Я не буду с ними спорить об этих цитатах. Поэтому и знать их мне вовсе не обязательно. Но в своем внутреннем споре мусульмане должны сами эти цитаты узнать, найти, осмыслить и оспорить, а не тупо отрицать их наличие.

    - В христианстве тоже есть такая опасность?
    - Да, мы видим сайты и различных людей, которые коллекционируют жесткие цитаты из Библии и Отцов Церкви.

    - Но террористов православных при этом нет?
    - Не заметить этого нельзя. Если бы теракты устраивали представители разных религий по очереди, то можно было бы сказать обобщающе – «как страшен мир религий». Но последние 20 лет пейзаж религиозно окрашенного терроризма довольно однозначен.

    - Не боитесь, что вас обвинят в разжигании межрелигиозной розни?
    - Уже обвиняют. И это тоже очень значимо. Контент-анализ официальных исламских сайтов России показывает, что в апреле, в месяце бостонского теракта, они больше возмущались не Царнаевым, а Кураевым.

    - А хотели бы вы вызвать серьезную общественную дискуссию на эту тему?
    - Самое печальное, что я человек ленивый. Ту, вызвавшую бурю, свою заметку я скопировал из моей старой книжки «Как относиться к исламу после Беслана?». Она вышла еще в 2004 году. Прошло почти десять лет. А стереотипные реакции мусульманских авторитетов не изменились. Не растут товарищи. И это печально. Они по прежнему говорят, что у некоторых кислых яблочек не было яблоньки..
    Мне же вообще немного стыдно говорить об этом. Мне стыдно говорить банальности. Я выступаю в роли Капитана Очевидность. «Научной новизны», оригинальности в этих моих словах нет ни на грош. Сотни людей пишут мне, что я высказал их мысли и оценки. И еще сотни благодарят меня за «мужество». Ну, ёлки-палки, если ислам и в самом деле религия мира, то отчего же для честного разговора о его проблемах вдруг необходимо мужество? Для обсуждения проблем российского футбола вроде бы этого качества не требуется…

    ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Андрей Винокуров
    http://polit.ru/article/2013/04/30/kuraev/
    Абсолютное оружие и Vladimir нравится это.
  2. Оффлайн

    guarantor пчеловек

    На форуме с:
    05.04.2013
    Сообщения:
    22.371
    Симпатии:
    15.107
    Баллы:
    41
    Банальности о муфтиях и терроре

    • 30 апр, 2013 в 18:50
    [IMG]
    «Найти картонное чучело для битья»
    Диакон Андрей Кураев объяснил «Ленте.ру», почему он считает российских муфтиев «бесполезными менеджерами»


    Один из самых заметных религиозных деятелей России диакон Андрей Кураев считает, что исламское сообщество страны и должно признать терроризм как свою «проблему» и «болячку». В интервью «Ленте.ру» Кураев пояснил, что выступает против «идиотской» фразы «у терроризма нет вероисповедания и национальности». Диакон недоволен тем, что исламские сайты не уделяют должного внимания критике братьев Царнаевых и теракта в Бостоне. Муфтиев, которые не способны обеспечивать безопасность граждан, Кураев предлагает поменять как «бесполезных менеджеров».

    Решение Зубово-Полянского суда Мордовии, оставившего одну из участниц Pussy Riot Надежду Толоконникову в колонии, Кураев комментировать отказался. Ранее он считал, что тюремный срок для членов группы — это избыточное наказание, однако теперь ему «неинтересно об этом разговаривать». Кураев предлагает убрать из закона об оскорблении чувств верующих понятие «чувства верующих», ограничившись «фундаментальными идеями». Впрочем, певицу Мадонну, по мнению Кураева, стоило оштрафовать.

    - Сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов назвал ваc «провокатором в рясе». Вы от своих жестких слов про мусульман и терроризм не отказываетесь?
    - Нет, конечно. Для меня этот человек не является ни человеческим, ни моральным авторитетом.


    - Но ваше высказывание довольно резкое...
    - Мое высказывание крайне мягкое. Я стыжусь этого своего поста, мне за него стыдно. Моя научная совесть его стыдится, потому что я сказал банальность, очевидность. Никакой новизны в этом моем тезисе нет.( Свернуть )



    - Но в обществе не принято...
    - А это уже проблемы общества! Зачем мы дали себя запугать до такой степени? В этом ведь и состоит задача террористов — запугать людей.


    - Не все террористы — мусульмане, есть террористы, придерживающиеся другой религии. Взять хотя бы ирландцев...
    - Бывают. И что из этого? У каждого своя болезнь. Если болен сосед, мне что — зубы не чистить по этому поводу?

    - Вы считаете, что в России терроризм непосредственно связан с исламом?
    - А что — в России ирландские или баскские боевики взрывают? Исламское сообщество России должно признать терроризм как свою проблему, свою болячку, свое говно. Вот сейчас по телевизору шла передача про суд над Эйхманом, нацистским преступником. Представьте позицию типичного бюргера в 1948 году: Гитлер сволочь, нацисты скоты, но я тут ни при чем, а кошмар Третьего рейха — это ДТП в истории моей страны, но мы пережили его и забыли, скорее в светлое будущее. Понадобилось огромное усилие оккупационных властей, интеллектуальной элиты Германии, мирового сообщества, чтобы переломить такое отношение и понять, что нацизм — это серьезная проблема германской культуры, а не случайная девиация.

    - Так мусульмане не отрицают связи, но говорят, что терроризмом занимаются салафиты, а не приверженцы, например, татарской версии ислама.
    - Я про татарскую версию ничего не говорил. Пусть они сами выяснят, кто истинный мусульманин, а кто нет. Я же лишь протестую против идиотской фразы «у терроризма нет вероисповедания и национальности». Есть у террористов и то, и другое.

    - Но исламское сообщество салафитов на Северном Кавказе не поддерживает. Салафитские мечети как раз подвергаются гонениям.

    - Мне кажется, все сложнее. Я взял и посмотрел, сколько публикаций на исламских сайтах посвящено бостонскому теракту, а сколько — диакону Кураеву. Для них Кураев сейчас больший враг, чем Царнаев. Есть сайты, где вообще ни слова про Бостон, а есть сайты, где полная апология, что все придумали американские спецслужбы, а мальчик не виноват.
    Если это их враги, то где их слова об этом? Указать на преступную ошибку врага, заклеймить ее — это же так легко и даже приятно! Но этого не слышно. Официальные исламские спикеры в причастных оборотах осуждают терроризм при беседах со светскими журналистами, но не на своих сайтах и не по своей воле. На их сайтах в топе висят фетвы о том, что делать, если собачка лизнула руку (http://www.abkhazia-islam.ru/articles/fetvy/slyuna_i_sherst__sobaki.html), хотя, мне кажется, в этих условиях на каждом сайте должны красными буквами висеть фетвы против террора.

    - Что же делать с этим?
    - Понудить к осмыслению проблемы и своей ответственности. Учитывая, что в исламе нет разделения государственной власти и светской, и то, что наши муфтии живут за счет госбюджета. Пусть отчитываются об освоении миллиарда, который им Медведев выделил.
    Если у меня протекла крыша, а чиновник меня отфутболивает, то мне от такого чиновника пользы никакой. И когда муфтии начинают говорить, что это не наши ребята и не наши проблемы, значит, в решении самого серьезного вопроса, связанного с нашей безопасностью, они бесполезны. Тогда мое государство, финансирующее их из моих в том числе налогов, просто обязано снять этих менеджеров и поставить других.

    - А православный человек вообще может стать террористом?
    - Срывы могут быть у любого человека любых убеждений. Но в мире ислама речь идет не о личностных срывах, а о конвейере. Мать Царнаева говорит, что она сама подтолкнула Тамерлана к исламу, чтобы спасти от наркотиков и сексуальных похождений. За считанные годы произошла такая замечательная эволюция, причем явно не в одиночку пройденная.

    - Но в самом Коране такого нет.
    - Но ведь исламисты находят нужные им цитаты. Есть немало мусульман, которые считают наших официальных муфтиев лжемусульманами и при случае взрывают их и режут. Я как религиовед скажу, что не знаю, чья интерпретация Корана более адекватна его тексту.

    - Ваши заявления не способствуют межконфессиональному общественному диалогу.
    - Что же теперь — вводить цензуру на суждения религиоведов? В диалоге ставятся иногда очень болезненные вопросы, но они должны ставиться, чтобы боль оставалась в рамках диалога, а не в рамках баррикад и стрельбы.

    - Но вот и Путин во время прямой линии сказал, что «дело не в национальности абсолютно и не в вероисповедании, а в экстремистских настроениях этих людей».
    - Политикам язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли.

    - В пятницу Зубово-Полянский суд отказал в УДО Надежде Толоконниковой. Ваше отношение к Pussy Riot за прошедшее время не изменилось?
    - Мне неинтересно об этом беседовать. Что хотел — я об этом сказал в прошлом году.

    - Но их «панк-молебен» имеет прямое отношение к принимаемому закону об оскорблении чувств верующих.
    - Во-первых, закон не имеет обратной силы, а во-вторых, в нынешних формулировках мне этот закон не очень нравится, о чем я уже много раз говорил.

    - Вы предлагали убрать из него «оскорбление чувств», но оставить «оскорбление храмов, святынь и фундаментальных идей». А что означает последнее?
    - Есть общеизвестные ключевые убеждения в каждой из религий, например, [оскорбительно,] если человек будет делиться вслух своими мечтами о сексуальных отношениях с Богородицей.

    - А поступок Pussy Riot разве не вписывается в это определение, если он был в храме?
    - Нет, в тексте их речевок, которые они озвучивали, богохульства не было. Фраза «Богородица, Путина прогони!» не является богословски недопустимой.

    - Люди чаще вспоминают фразу «Срань господня».
    - Давайте о них забудем, мне неинтересно об этом разговаривать.

    - Можно, конечно, забыть, но храмы упоминаются в законе в качестве объекта оскорбления.
    - Разрушать храмы — это, несомненно, оскорбление. Но мне бы хотелось услышать другое от людей светских. В их собственном сознании есть какие-то тормоза или нет? Когда какие-то ограничения предлагают религиозные люди, то говорят, что мы мракобесы, средневековье, инквизиция. Хорошо, расскажите сами, что вы считаете недопустимым в обращении с непонятными и чужими для вас религиозными святынями. Объясните на языке права, где у вас тормоза? Я давно мечтаю собрать две серьезные общественные конференции — церковно-православную и либерально-атеистическую — и предложить им помечтать, какой они хотят видеть Россию при условии, что вся полнота власти в руках их единомышленников. Интересно, разрешат ли вообще либералы колокольный звон или, может быть, отнимут даже то, что в Советском Союзе разрешалось.

    - Либеральная позиция, по-моему, состоит в том, чтобы церковь была отдельно...
    - А дальше начинаются какие-то интересные штучки. Где отдельно? В какой-то Сибири? Вы уверены, что мы не дождемся судебных исков от тех, кого раздражает колокольный звон или крест на храме, видный из окна?

    - Почему, по-вашему, противостояние между атеистами и религиозной частью общества обострилось в последнее время?
    - Много всего, в том числе и желание найти картонное чучело для битья. Мол, если не получается устроить серьезную общественно-политическую революцию, то давайте тогда подразним попов.

    - Вы недовольны легализацией однополых браков во Франции...
    - Проблема не просто в однополых браках, да и французы возмущены не этим даже, а тем, что гомосексуальным парам дается право на усыновление детей, а это уже серьезное вторжение в жизнь ребенка. Плюс к этому в прессе я вижу, что французы задают резонный вопрос: зачем гомосексуалистам вообще это надо, если они ненавидят институт брака и выступают за его отмену.

    - Речь идет о равных правах — и главное, чтобы они были, а потом от них можно и отказаться.
    - Главная проблема — это права детей. Полагать, что состав этой социальной группы или того, что они называют семьей, не повлияет на формирование характера ребенка и модель его сексуального поведения, наивно. Закон дает возможность заложить в ребенка матрицу гомосексуального поведения, и у ребенка не будет возможности этому противостоять.

    - От разрешения однополых браков в Испании или Дании вроде бы ничего плохого не произошло, их города не превратились в Содом и Гоморру.
    - Почему не произошло? Нравственная деградация общества — это серьезная вещь. И потом, непонятно: у нас что — такой бедный язык? Назовите это «союзом». Зачем слова «семья» и «брак» тут использовать? Причем при случае эта публика очень даже за насилие над языком, и были попытки отменить слова «мама» и «папа», заменив их [на] «родитель номер один» и «родитель номер два».
    Гомосексуальное лобби — это совершенные большевики. Те так же поначалу казались достаточно либеральными людьми, продвинутыми и цивилизованными. Но оказалось, что это тотальная власть, которая за малейшее несогласие с ней расстреливает. Так же и с гомосексуальным движением. Начиналось все с чего? С того, что то, что делают два человека по взаимному согласию в изолированной комнате, не должно никого волновать, кроме этих двоих. А теперь оказывается, что ими должны восхищаться, а осуждать никто не имеет права. Уже есть прецеденты реальных тюремных сроков за моральное осуждение гомосексуализма.

    - Пока разработан законопроект, вводящий ответственность за «оправдание гомосексуализма».
    - Там речь идет о рекламе, а не о том, что кто-то в частном порядке выскажется.

    - То есть, например, на концерте песня, посвященная гомосексуализму, подпадает под этот закон.
    - Ничего страшного, если такая песенка будет запрещена.

    - Так это то же самое, как когда в Санкт-Петербурге подавали в суд на Мадонну!
    - Хорошо было бы с нее штраф взять, и я поражен как раз слабостью наших властей. Если принимается закон, то он должен исполняться.

    - Это же творчество, что же нам теперь — никого не пускать в страну?
    - Простите, но мастурбация распятием на сцене — это не творчество. И Россия без таких гастролеров проживет.
    Беседовал Илья Азар
    Абсолютное оружие нравится это.
  3. Оффлайн

    Чукча Студент

    На форуме с:
    08.04.2013
    Сообщения:
    82.445
    Симпатии:
    26.614
    Баллы:
    41
    Да, именно так!
  4. Оффлайн

    Чукча Студент

    На форуме с:
    08.04.2013
    Сообщения:
    82.445
    Симпатии:
    26.614
    Баллы:
    41
    Это с какого бодуна?
    Гомосексуализм не запрещен законом, за него в тюрьму не сажают и с какого бодуна тогда его нельзя рекламировать.
    Вот люди занимаются рыбалкой и вдруг какой-то редиск приходит и говорит, что нельзя рыбалку рекламировать. Рыбу ловить можно, даже продавать и есть ее можно, но рекламировать рыбалку нельзя.
    Это с какого...?
  5. Оффлайн

    zasdevushka Студент

    На форуме с:
    19.04.2013
    Сообщения:
    8.793
    Симпатии:
    2.962
    Баллы:
    41
    Род занятий:
    исследователь (researcher}.
    Адрес:
    Где - то в районе Тель - Авива
    Уважаемый guarantor!

    Мне кажется, что стоило бы на открытой Вами ветке - поместить и краткую заметку диакона Кураева, с которой и разгорелся весь сыр-бор. Во всяком случае, я привожу ее ниже...

    Что ж, делать нечего, приходится раз в жизни и мне согласиться с мнением диакона...Жаль только, что в перечне конфессий, которые НЕ взрывают самолеты и школы - он не упомянул иудаизм. Но не будем требовать от батюшки слишком многого - всё остальное он сформулировал коротко и чётко...За что и - заслужил поздравлений.
    zasdevushka

    Диакон Андрей Кураев:
    "Телеинъекции на тему «у терроризма нет национальности и религии», каждый раз с предсказумой очевидностью вспыхивающие после очередного теракта, просто глупы. Не инопланетяне же в конце концов взрывают наши самолеты и школы! С этим «политкорректным» тезисом можно было бы согласиться, если бы верующие мировых религий по очереди устраивали теракты. То буддисты захватят школу и расстреляют в ней детей… То даосы взорвут самолет… То христиане подорвут кинотеатр… Вот в этом случае можно было бы ограничиться повторением банальности о том, что у каждого народа есть право иметь своих подлецов… Но ведь все очевидно не так.
    Может быть, терроризм – это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь – именно Корана, а не книги о Винни-Пухе. И у истоков этого искажения стоят ученейшие исламские мужи (улемы), а не безграмотные арабские скинхеды. Исламский мир роднят с миром террора не плохие ученики, а отменные и популярные учителя! И если власти Саудовской Аравии только в мае 2003 года были вынуждены отстранить от должностей 1710 человек из духовенства – значит, проблема не в одиночках. При таких масштабах террористическая проповедь – это болезнь уже всего исламского сообщества. И отчего-то если в России, Казахстане или Узбекистане обнаруживают центры подготовки террористов - то эти центры чаще оказываются связанными с мечетями и медресе (мусульманскими семинариями), чем с клубами служебного собаководства.
    У террористов нет религии? Но они несомненно и крепко верят в продолжение жизни после взрыва собственного тела. Они прославляют вполне определенного Бога (и это отнюдь не имя великого Вицли-Пуцли). А названия их организаций говорят о готовности воевать за ислам, а не за футбол.
    Их можно считать плохими мусульманами. Но это именно мусульмане. Насколько я помню, чтобы стать мусульманином, достаточно произнести формулу «Нет Бога кроме Аллаха и Магомет пророк Его». Неужели эту формулу отрицали террористы в Беслане или Бостоне? Неужели Коран они не считали откровением Всевышнего?
    Знаете, когда в западном мире несколько лет назад начался церковно-сексуальный скандал, то католикам и в голову не приходило говорить, будто у них в семинариях преподают гомосексуалисты, «у которых нет национальности и религии», а не католики. Католическая церковь оказалась достаточно честна и мужественна, чтобы в этих грешниках признать своих людей, а, значит, в их грехе увидеть и свою вину. Увидеть – чтобы преодолеть.
    Так что Царнаевы - это ваше, мусульманско-чеченское, говно. А пьяный монах на спорткаре, подаренном сановным любовником - наше, русско-православное. Свое надо признавать своим, а не кричать о своей тефлоновости. Иначе от дерьма не избавиться".

Поделиться этой страницей

Пользователи просматривающие тему (Пользователей: 0, Гостей: 0)